Tea-tsu
Каждый из нас вынужден жить в той реальности, которую он сам для себя выбрал.


Читала книгу долго, она казалась мне какой-то бесконечной, постоянно преследовало ощущение, будто бы оставшихся страниц лишь становится больше. Не в плохом смысле, нет. Просто это было так странно. Но интересно.
Плюсы: Сама манера повествования. Она лёгкая и ненавязчивая, что отличает почти все светлые книги в основном для подростково-детской аудитории. Сюжет. Его будто бы и нет вовсе, простое повествование о такой непростой школе. И это тоже завлекает. Тут нет главных с большой буквы героев, можно сказать, всем героям уделяют почти одно количество внимания. И не думайте, что мальчик, о котором вы читали в самом начале и будет описываться в конце. Здесь герои и события переплетаются как ветви огромного старого дерева. И не разберёшь потом, откуда всё начиналось. Герои. несмотря на оттенок магии на них, их вполне можно представить. И самый большой плюс - В КНИГЕ НЕ БЫЛО ЗАМЕЧЕНО НИ ОДНОЙ МЭРИ СЬЮ! А уж про замечательную имитацию этакой волшебной кельтской школы взглядом русских писателей я вобще молчу. Иначе весь пост придется закрывать под море.
Минусы: Порой становилось непонятно - а на кой вобще всё это затеялось? Так много времени было потрачено на чтение, а особых поворотов и изменений всё нет и нет. Это было странно. Мне, привыкшей к другим видам сюжетов, поначалу вобще казалось, что с компьютером что-то не то и я прочла уже почти всю книгу, просто он этого не отображает.


Чтобы пасть с должным треском, надо все-таки иметь до этого некоторый вес.

Тарквиний Змейк ворвался в класс, как свежий ветер, и задал вопрос, неожиданный для учителя химии:
– Вы знаете, как выглядит китайский иероглиф «учиться»?
Никто не знал.
– Он составлен из трех элементов: ребенок под крышей, а сверху над ним – когти. Вопросы есть?
И Гвидион сразу понял, что у него в сердце всегда найдется место для предмета, который ведет Тарквиний Змейк.

На вступительном экзамене Мерлин, доверительно перегнувшись к нему через подлокотник кресла и всем своим видом показывая, что готов слушать ответ по билету, представился:
– Профессор Мерлин Амброзий… Или Аврелий?.. Извините, память уже не та.
– Как? Профессор Мерлин? – закашлялся Ллевелис. – Но ведь вы…
– Я что? – быстро спросил Мерлин.
– Я читал, будто с вами произошла… одна неприятная история.
– Одна?! Вы мало читали.

— А практические приложения… чего именно? — понадеялся наконец узнать Гвидион.
— Да в буквальном смысле практические приложения. Он просто всех практически прикладывает.

- Авалон - это остров блаженных, отсюда не возвращаются, - сказала Керидвен. - Почему же мы...?
- Потому что мы сюда приехали работать, а не отдыхать, - строго сказал Мэлдун.

...Керидвен импонировал легкий характер Ллевелиса, который в свое время, когда она заглянула к нему по-соседски попросить углей для очага, радушно предложил ей свою пижаму, свечу с подсвечником, запас прищепок, половину своего ужина и свой взгляд на вещи.

В один прекрасный вечер Мерлин собрал всю школу в парадном зале и произнес самообличительную речь, что он делал всякий раз, когда студенты, по его мнению, нуждались в ободрении, то есть чрезвычайно редко.

Бервин видел в Мак Кархи великого ученого, тонкую натуру, человека, погруженного в научные изыскания. Сам Мак Кархи видел в себе безалаберного шалопая и ветренника, погруженного страшно сказать во что, и старался только не привлекать внимания учеников к тому, во что он погружен.

– Я не могу констатировать смерть, если он жив. Добейте его, и я констатирую.


@темы: книги